Передача 38

Передача 38

*Черновик

Включи это, если собираешься читать — «Развернуть».

Развернуть »

«Передача 381 Дня независимости Астеля, четверг, 8:34»

Я был совсем один, почти всё снаряжение было испорчено. Персональный передатчик заунывно выл о малом количестве энергии. Я не стал его включать. В этой ситуации, прямо скажем, завидовать было нечему и надежды не оставалось.

Пережив самую холодную ночь в жизни, мне предстояло выбраться отсюда до наступления следующей. Я интуитивно знал, что мне конец, если я этого не сделаю.
Самое неприятное было то, что то место, где я находился, было относительно тёплым для этих условий, самым тёплым, которое удалось найти в такие короткие сроки. Даже несмотря на то, что я был в метрах тридцати от поверхности, почти в непроницаемом для света сумеречном лабиринте серо-белых ответвлений и пепельных каряг, тут было жутко холодно. Холод, который бесновался на поверхности, истреблял всё живое, а машины он превращал в бесполезные замёрзшие куски металла, вымораживая проводку и выводя из строя аккумуляторы. Самая совершенная техника не могла ничего сделать в подобных условиях ночью. Поэтому всякий глупец, осмелившийся ступить в этот мир, был обязан искать ночью убежище. Иначе его растерзает холод и ветер, который пронизывает сталь также хорошо как и плоть.

Обожжённая правая рука давала о себе знать. Куски покорёженного металла и усилительные нити торчали из глубоких скользящих отверстий. Чуть раньше, несколько попаданий сделали в броне экзоскелета брешь и повредили систему подачи основного топлива. К счастью, ИИ костюма в считанные секунды отрезал подачу топлива и мне удалось потушить огонь. Но прежде чем топливо прекратило хлестать под давлением, небольшое его количество попало в пространство между бронёй и кожей. Благо кислорода там было недостаточно для обильного горения, иначе всё было бы намного хуже. Небольшой ожог и нарушение герметичности — не так уж плохо, если подумать. Но рука могла работать с трудом. Без энергии, тяжёлый манипулятор экзоскелета с большим трудом поддаётся мышечным усилиям.

ice-desert-transmission-88

Нужно вставать и идти, ощущение безысходности не покидает мои мысли. Если я не достигну убежища, то замёрзну, даже в этих тёмных закаулках глубоко под поверхностью. А мне бы очень этого не хотелось. Даже если учесть, что дома меня никто не ждёт, жить хочется. Жить хочется всегда. И я постараюсь выжить.
В почти полной темноте, отрывистыми недлинными движениями тёмная, угловатая фигура с завидным упорством пытается подняться. Да, у меня получилось встать. Первые шаги были неуверенными и по началу даже казалось, что лучше остаться и умереть тут, придавшись светлым воспоминаниям о временах детства, о доме. Так сделать было легче, но не лучше, поэтому постепенно череда неуверенных шагов превратилась в более-менее отлаженный ритм. Я шёл.

Постоянно спотыкаясь о неровную поверхность этой насмешки над пещерой, я не сбавлял ритм. Идти было тяжело, ведь костюм на половину обесточен, а я истощён морально и физически.
Знаете, я повидал много смертей, слишком много для одного человека. Но за последние 68 часов погибло столько людей… и они гибли не просто так, они страдали, знали что дома их ждут, знали что у них не было выхода. И если бы они умерли обычной смертью, я бы понял. Знаете… я бы всё понял. Но почему обычные люди должны умирать вот так? Замерзать в глуши чужой планеты. Этого я не мог понять ни сердцем, ни разумом.

«Передача 382 Дня независимости Астеля, четверг, 11:04»

Я шёл дальше, пробивал себе путь к спасению. Вокруг было всё также темно, несмотря на уже давно наступившее утро. Я шёл дальше. Дышать было тяжело, части экзоскелета иногда путались в непонятной серой материи, свисающей с импровизированных стен. К слову, эта материя была тем, чего было очень много на планете. По сути, это был пепел, каким-то непонятным образом обладающий свойствами ткани. Всеми свойствами, кроме одного — он не удерживал тепло.

Пройдя по извилистому коридору около пяти километров, я увидел выход. Подняться уже было можно как два часа и медлить я не стал. Взбираясь по скалам, покрытым всё той же тряпичной материей, я пару раз падал. Такое падение могло бы запросто прикончить человека. Могло бы сломать ему ноги, руки и даже позвоночник. Но я мог себе позволить это. Старая серия экзоскелетов «Решимость» обладала поистине колоссальной живучестью. Даже по сравнению с дорогостоящими новинками.

Наконец, рукой я схватился за край отверстия, которое вело наружу. Опираясь на его края, я начал подниматься и увидел свет. Яркий, призрачный свет. Он пробивался сквозь блестящую снежную дымку, которая отдавала мёртвым белым светом. Планета освещалась всего одной звездой и, к большому удивлению, хорошо освещалось, но ей отчаянно не хватало тепла. Тектоника планеты не позволяла ей разогреться. Наконец, я выбрался и, еле стоя на ногах, сориентировался на местности. К тому моменту, энергии было совсем мало, она почти кончилась. Как вы могли подумать, я мог бы выбраться к товарищам, к патрулю, к базе, даже сдаться в плен. Но нет, если бы всё было так просто…

«Передача 112. Обнажённое плато, вторник, 8:12»

Дребезжащий десантный отсек транспортного самолёта вмещал две сотни тёмных фигур. Жуткий мороз испытывал на прочность мощные двигатели гениального порождения человеческого гения. И вдруг, тёмные фигуры обдало ярким светом — открылся десантный модуль. Громким эхом голоса инструкторов, усиленные рупором, разносились по всему десантному отсеку. Был отдан приказ на десантировании, зелёная лампа судорожно замигала и из парящей груды металла стали сыпаться приплюснутые тёмные точки. К тому моменту, небо было усеяно чёрными точками.
Десантники пронизывали облака на огромной скорости, оставляя за собой дымовой след. Кого-то сбивало тонкими, едва видными лучами, пронизывая насквозь. Кто-то был впечатан в близлежащие скалы. Сказать честно, большинство из тех кто спускался с чудовищной скоростью на поле бит… бойни, не выжил. Их тела были обезображены, изуродованы и даже их железная защита их не спасала. Сказать по правде, она была тут бесполезна. Прозрачные когти никого не щадили. Почти мистическое оружие, похожее на всеунчтожающего разгневанного бога очищало снег от теней солдат и параллельно раскрашивало этот самый снег в багровые цвета.

Почти 10 000 человек, миллиарды валютных резервов и слёзы сестёр, матерей, возлюбленных. Такую цену пришлось заплатить человеку за искупление. И самое страшное то, что этой цены было недостаточно.
Разрывая воздух, груда металла, одна из тысячи таких же, неслась к земле. Чуть поодаль, были слышны крики, взрывы, дребезг и скрежет. Некоторые события, которые приходилось видеть, были озвучены, некоторые давали о себе знать только звуком. И те, которые оператор не видел, а только слышал, воистину ужасали своим количеством. Несколько игольчатых отростков пронеслись мимо со свистом. Адреналин и так бьёт ключом, но когда перед тобой проносится то, что может убить тебя в мгновение ока, сердце как будто вырабатывает квинтэссенцию адреналина.
Огромные острые щупальца бьют чаще и точнее, когда цель становится ниже. Двуногая, нёсшаяся с огромной скоростью и окутанная железом цель — не исключение. Попадания росли в геометрической прогрессии. Крови было столько, что у некоторых новобранцев не выдерживала психика, разум сдавал, а чувство самосохранения приглушалось.
Но большинство твёрдо знало что делать и, как только двигатель торможения отработает своё, сбрасывали его, становились на ноги и… ждали.

Поделиться в соц. сетях